Владивостоку в очередной раз повезло — и, кажется, незаслуженно: проект TU, созданный гитаристом Трэем Ганном и ударником Пэтом Мастелотто, когда-то встретившимися в составе легендарных King Crimson и решившими создать свою формацию, выступил в клубе Zabriskie Point. А перед этим музыканты, которые во всем мире известны как уникальные профессионалы экстра-класса, согласились побеседовать с автором VL.ru. Tray Gunn признан лучшим в мире исполнителем на Warr Guitars, уникальных гитарах с феноменальным диапазоном, позволяющих одновременно вести партии баса и гитары. Больше всего похож на умиротворенного инструктора по фитнессу, но внешность обманчива. Pat Mastelotto признается одним из самых оригинальных барабанщиков мира. Помимо ударной установки специальной конфигурации, Пат активно использует электронную и акустическую перкуссию, сэмплеры, компьютеры. Энергичный весельчак. Фантастическое внешнее сходство с Джеком Николсоном! — Вы уже не в первый раз в России, скажите, сколько раз вы уже гостили в нашей стране? Tray: — Примерно шесть-семь раз, меня это радует, я очень люблю Россию. Pat: — Мне повезло больше, я уже девятый раз у вас в гостях! В России за последние семь лет стали чаще улыбаться, это сразу заметно. — При этом во Владивостоке вы впервые. Наш город чем-то отличается от других? Pat: — Да, люди очень забавно ездят. — Может быть, вы уже успели где-то побывать, что-то увидеть? Tray: — Нам понравилось кафе "Клубника", само собой, Zabriskie Point. Но побывать мы вряд ли где-то успеем — уже завтра нам надо улетать. Впрочем, если вы нас куда-то сводите… — Трэй, я знаю, что вы играли вместе с нашей фолк-певицей Инной Желанной. Каково было работать с ней? — Да, я играл с ней, выступал с ее группой Farlanders в Москве, и вскоре на моем лейбле выходит запись с Инной. Какая она? Для Америки она экзотика, Инна удивительная певица. Но я прекрасно понимаю, что на ее музыке нельзя заработать ни гроша — она совершенно некоммерческая. — В продолжение темы. Скажите, Трэй, у вас так много музыкальных проектов, всевозможных коллабораций, вы постоянно играете со всевозможными — самыми разными — музыкантами. Это ваш поиск себя? Вы хотите выразить себя этим многообразием? — Для меня проект диктует музыку, которую я играю. В каждом случае результат получается абсолютно разным, потому что взаимодействуем мы с совершенно разными людьми. Pat: — Понимаете, это как если бы вы были водителем и, приезжая в Англию, ездили по одним правилам, а в Америку — по другим. Но при этом вы же все равно умеете водить, верно? — У вас есть интернет-сайты и даже блоги. Скажите, а что вы думаете о веб-дистрибуции музыки? Должна ли она распространяться бесплатно, чтобы люди просто скачивали ее из Интернета, или она должна всегда стоить денег? Pat: — Когда я был маленьким, Джон Леннон сказал: "Когда ты написал песню, она уже не принадлежит тебе — она принадлежит миру". Но я уже не маленький, я живу за счет музыки — и если она вся станет бесплатной, я не смогу сводить концы с концами. Я и сам подарил своей будущей жене диск с нарезкой из своей музыки — не лицензионный — но это просто как пример, для ознакомления. Здесь надо искать середину. Tray: — У нас же всё-таки есть система собственности. Никто не подойдет к бару и не скажет: о, я так хочу выпить, но не хочу платить, налейте-ка мне стаканчик вон того ликера бесплатно! Хорошо, что люди могут скачивать музыку из Интернета, но это должно оплачиваться. — Многие музыканты говорят, что играют для удовольствия, но, как только положенная по райдеру программа заканчивается, они собирают инструменты и уходят со сцены. А как у вас с этим? Pat: — Я всегда играю для удовольствия, но рад, что могу на этом заработать. Я достаточно часто играю бесплатно, что-то делаю просто по дружбе для своих знакомых, но это дает мне шанс получить какие-то гонорары в будущем. Tray: — У нас очень подвижный формат, мы меняем наши выступления от программы к программе, и мы постоянно импровизируем. Кроме того, я никогда не отказываю себе в удовольствии пообщаться со слушателями. — Можете ли вы вспомнить ваше лучшее и худшее выступление? Pat: — Мы с нашими тур-менеджерами уже вывели правило: чем лучше саундчек, тем лучше будет шоу, и наоборот. Два самых худших саундчека у нас были в Москве. Я просто поверить не мог, что всё бывает так плохо. Но в итоге выступления получились прекрасными! — А где был третий худший саундчек? — В Мехико-сити. — Вы оба виртуозные музыканты, вас называют лучшими, но никто не знает цены, которую нужно за это платить. Не считаете ли вы, что она слишком высока? Tray: — Цена высока, но она того стоит. Это великолепное ощущение, когда ты выходишь на сцену с гитарой в руках. — А какова эта цена? Tray: — О, этот парень хочет узнать наши секреты! Pat: — Надо практиковаться, практиковаться и практиковаться. Я занимаюсь музыкой по 16-17 часов в день, у меня больше ни на что нет времени. Я никакой музыки не слушаю, у меня даже нет телевизора и радио. конечно, иногда хочется чуть подольше поспать, чуть больше отдохнуть, но… надо работать. — Вас сводила жизнь с такими людьми, как Роберт Фрипп, Дэвид Сильвиан, Кимьо Похьоннен. Для многих тысяч фанатов они — небожители. Но все они, как бы это сказать, на сцене немного странные — в хорошем смысле слова. А каковы они в жизни? Tray: — Все мы люди, у всех есть свои особенности. Pat: — Киммо — Киммо да, он опасный, повезло вам, что нет его сейчас на сцене за нашими спинами. Роберт очень погружен в себя, а Дэвид — Дэвид исключительно спокойный человек. Я бы даже сказал, что слишком спокойный. — Был ли в вашей жизни момент, который хотелось бы переписать? Tray: — О нет. Прошлое это прошлое, оно закончилось, и я не держу его в голове. Pat: — Ммм… пожалуй, лишь одно. Когда-то я играл в одной банде, и нас снимали для фотосессии. И один снимок там был просто ужасным. Он был чудовищным. Вот его бы я с радостью удалил из жизни, но увы, таков уж я был в тот момент. Источник - Новости Владивостока на VL.ru